16 Февраля 2016 Виталия Скалацкая

О недопустимой двойной ответственности

Управляющий партнер Денис Гудков и старший юрист Виталия Акимова защитили клиента от взыскания 25-миллионного штрафа за нарушение сроков выполнения работ.

Клиент компании «Гудков, Корельский, Смолярж», известная в области строительная компания, в 2013 году заключил несколько стратегически важных для страны контрактов на строительство объектов алмазного месторождения.

По одному из них подрядчик обязался построить вахтовый поселок для рабочих заказчика на месторождении. После того, как существенная часть работ была выполнена, заказчик договорился о более выгодных условиях с субподрядчиками клиента компании и отказался от контракта с генеральным подрядчиком.

Из-за незначительного нарушения сроков работ с подрядчика решением Арбитражного суда Архангельской области была взыскана договорная неустойка в размере около 2-х миллионов рублей.
Но заказчик, через полтора года после прекращения контракта посчитавший, что его права нарушены, обратился в суд еще с одним иском о взыскании штрафа в размере 5 % от цены контракта (которая составляла порядка 500 миллионов рублей, а штраф, соответственно, 25 миллионов) за односторонний отказ заказчика от договора.
Одни из пунктов контракта действительно была предусмотрена возможность взыскания штрафа за односторонний отказ заказчика от договора в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ.  То есть, несмотря на иную формулировку, штраф в твердой сумме устанавливался за просрочку выполнения работ, как и неустойка.

В условиях, когда подрядчик понес ответственность в виде неустойки, взыскание с него штрафа за то же нарушение представляет собой двойную ответственность, что недопустимо с точки зрения общих принципов права, гражданского законодательства и судебной практики.

Возложение на лицо двойной ответственности противоречит принципам российского гражданского права, предусматривающим, что за одно нарушение может быть наложено одно наказание. Также это вытекает из разъяснений, изложенных в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Подобный подход разделяет и актуальная судебная практика.

Все доводы юристов компании «Гудков, Корельский, Смолярж» были признаны обоснованными, и суд отказал заказчику в удовлетворении иска в полном объеме, указав при этом: «Поскольку недопустимость двойной ответственности за одно и тоже правонарушение является общим принципом права, в том числе гражданского права, в сочетании с принципом диспозитивности регулирования гражданских правоотношений, суд полагает, что в рассматриваемой ситуации заказчик вправе был выбрать одну из предусмотренных контрактом мер ответственности исполнителя за ненадлежащее исполнении принятых на него обязательств. Взыскав в судебном порядке неустойку, истец реализовал указанное право. Ответчик не совершал каких-либо дополнительных действий для возникновения оснований для привлечения его к ответственности в виде штрафа.».

Примечательно также, что «зеркальных» положений об ответственности заказчика в случае его виновных действий контракт, проект которого был предложен заказчиком, не содержал, то есть существенным образом был нарушен баланс интересов сторон.

По терминологии Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора» такое положение контракта является несправедливым договорным условием, и по заявлению слабой стороны контракта (какой в подрядных отношениях выступает подрядчик) не подлежит применению.









Изображение с сайта: http://sundiatapost.com/